«Сначала я думал о тундре, но потом понял, что тайги в Сибири больше»

Всё началось с идеи сайта. Новостного, с аналитикой, посвященного событиям в Сибири, может быть, немного эпатажного. Который бы охватывал весь федеральный округ. Эта идея выросла из моего предыдущего опыта – до этого я работал в Стране.Ру и «ПолитСибРу», а они занимались как раз новостями со всей Сибири. Плюс мне вообще был интересен интернет, он тогда был в диковинку, тогда не все еще понимали, что это такое и как он изменит нашу жизнь (я, впрочем, тоже не понимал).

 

И надо было такому случиться, что ровно с этой же идеей ко мне обратился мой друг Александр Баянов. До этого у нас каких-то серьезных совместных проектов не было.

 

Я, честно говоря, до сих пор не знаю его мотивов, потому что Александр не говорил мне о них. Он просто сказал мне, что «нужно сделать сайт». По большому счету, это всё, что он сказал. Ни для чего этот сайт нужен, ни  каким он должен быть. Но у меня к тому моменту уже были вот эти свои идеи. И я решил, что, раз он мне ничего не говорит, то я сделаю, что хочу. Предложил через несколько дней концепцию – может, кстати, она где-то сохранилась, в старых почтовых ящиках, которые могут обнаружить только интернет-археологи. Концепция Александру понравилась, по-моему, он даже никаких не сделал замечаний. Толковые ребята нам всё запрограммировали, сделали дизайн, поставили движок. Так сайт появился и заработал.

 

Название придумал тоже я. Хотелось взять какое-то слово, которое ассоциируется с Сибирью, причем оно должно быть общим для всей Сибири. Такой бренд, понятный и в Норильске, и в Туве. Сначала думал о «тундре», но потом понял, что тайги в Сибири больше, тундра не везде есть. Ну и слово какое-то более смешное, с тундрой ассоциируется «тундра непроходимая» и какие-то чукчи из анекдотов и песен. А с «тайгой» сразу возникали какие-то более подходящие ассоциации – где-то есть информационные джунгли, а у нас есть информационная тайга. Что-то такое запутанное со страшными зверями, а мы в ней проводники.

 

Домен «инфо» мы взяли, потому что тогда это было оригинально (у всех было «ру»), и, главное, сразу было понятно, что это связано с информацией. «Тайга» – про Сибирь, «инфо» – про информацию. Домен «инфо» уравновешивал «тайгу»: у всех были «ленты.ру» и «газеты.ру», а у нас была вот эта вот загадочная «тайга».

Корреспондент «России сегодня» Дмитрий Виноградов рассказал, зачем 10 лет назад придумал сайт про Сибирь, как начал делать Тайгу.инфо и что из этого вышло

В конце 2004 года локальные сайты в разных городах Сибири уже были, но гораздо ниже было проникновение, пользователей меньше, скорость интернета хуже. В Красноярске мне очень нравился сайт «Авторадио», не федерального, а местного. В Барнауле работали «Банкфакс», «Амител» и уже упомянутый мной «ПолитСибРу». Это был сначала новосибирский проект, который потом продали Анатолию Банных, и проект переехал в Барнаул. В Новосибирске уже высоко поднял голову и гордо ее нес НГС.

 

Были представлены федеральные сайты – «Страна.ру» работала на весь округ, «РИА Новости» сибирские. На этом фоне появлялись мы, и надо было сразу думать, чем мы будем лучше и продвинутее остальных. Надо было, так сказать, закидывать удочки в будущее. Мы придумали, что на наш сайт можно будет заливать видео и аудио. На тот момент это было достаточно революционным, практически никто этого не делал. Даже фоторепортажи были в диковинку.

 

Например, у нас было видео «Первые минуты авиакатастрофы в иркутском аэропорту». Тогда «Аэробус» выехал за пределы взлетно-посадочной полосы, врезался в какие-то убогие гаражи, начался пожар, погибли 125 человек. В это трудно сейчас поверить, но YouTube тогда еще не было. Когда я на каком-то иркутском форуме нашел случайно снятое очевидцем видео взрыва, я был просто счастлив, а его размещение на «Тайге» казалось чем-то новаторским и революционным.

 

Или, например, видос «Хлопонин матерится, пытаясь записать видеообращение». В свое время это был хит, случайно снятый одной из красноярских телекомпаний: тогдашний губернатор ругался на текст дежурного поздравления, который ему подсунули, и даже в гневе кинул ручку. Мы хотели, чтобы новости из Сибири были не только официозными, но имели такой вот неформальный, хулиганский аспект. Ну и, конечно, хотели привлечь внимание властей. Мне казалось, что, сочетая «официалку» и хулиганство в духе твиттера «Ленты.Ру», появившегося гораздо позже, можно сделать популярный и в то же время влиятельный сайт.

 

Любительских видеокамер тогда еще не было, телефонов с видеокамерами тоже – даже просто «сотик», без камеры, был редкостью и роскошью. А вот диктофоны были, и сама собой появилась идея публиковать еще и аудио. Прежде всего, с важными и скандальными заявлениями чиновников, которые обычно оставались за пределами внимания прессы. Мой хороший товарищ, классный горно-алтайский журналист Дима Кобзев сходил на встречу щедрого на афоризмы полпреда Анатолия Квашнина с чиновниками, где тот представил кандидатуры нового главы Горного Алтая. Из цветастой речи полпреда мы нарезали несколько фрагментов, которые получили говорящие сами за себя названия: «Квашнин алтайским чиновникам: «Даже животные так не живут». Дима написал хороший репортаж, который оставалось только разукрасить этими самыми аудио, а также скопированными с «Коммерсанта» фотографиями, к которым я придумал смешные подписи.

 

Для важных или дурацких официальных бумаг мы придумали рубрику «Документы», для репортажей – рубрику «Подробности». К счастью, эти рубрики живы и сейчас. Придумали и фильтры – те же «Документы» и «Подробности» можно было сортировать по регионам или по темам («Политика», «Экономика» и тд), или по тому и другому одновременно.

 

Конечно, для развития нужны были деньги – очень хотелось вывести ресурс хотя бы на самоокупаемость. Довольно скоро возникла идея за деньги публиковать пресс-релизы компаний – они рассылали их всем СМИ, но журналисты брали их крайне неохотно, разве что деловая пресса писала на их основе полноценные журналистские материалы. Я подумал, что за небольшой прайс можно публиковать релизы целиком – и компаниям приятно, и нам деньги. Но руки до воплощения этой идеи дошли только через несколько лет.

Единственное, о чем мы почему-то не задумывались, – для кого, собственно, это всё делается. Я понимаю, что это звучит странно, ведь любой товар делают с прицелом на какую-то целевую аудиторию, и нужно думать, что ей интересно. Мы же решили, что аудитория сама найдется, а пока мы будем обкатывать разные свои идеи, несомненно, гениальные.

 

Наверное, это было неправильно. Но мы просто исходили из той теории, которая до сих пор не доказана, но и не опровергнута, что есть такое осязаемое людьми понятие, как «Сибирь». В смысле не просто есть, а оно осознается людьми, они чувствуют свою сопричастность к Сибири, и им в ежедневном режиме интересно, что происходит на другом от них конце этого гигантского континента (привет газете «Континент Сибирь»).

 

«Москва» или «Новосибирск» – это люди очень хорошо понимают, а «Сибирь» – это понятие во многом абстрактное. И мы верили, что есть какая-то узкая прослойка людей, сибиряков и бывших сибиряков, которые ощущают Сибирь как единый субъект. Которым интересны события и процессы в разных регионах и которые могут сравнивать процессы в других сибирских регионах, потому что процессы во многом схожи. Было ощущение, что политика разных сибирских регионов между собой тесно связана. Полпредство сильно влияло на жизнь во всех регионах, бурно шло партийное строительство, «Единая Россия» оформлялась, коммунисты еще были сильны.

 

Мы хотели сделать такой информационный срез, чтобы и у человека извне могла благодаря нашему сайту сложиться какая-то картинка о Сибири.

 

Ну и, конечно, я думал, что наш сайт будут знать по всей Сибири, мы будем по ней путешествовать, и везде нас будут встречать, как звёзд – с красными дорожками и омулем. Путешествовать по Сибири – да, вот это точно была совершенно конкретно сформулированная цель, хотя больше надо было думать о том, кто нас будет читать.

 

Сначала я работал один, и было очень мало возможностей писать что-то эксклюзивное. Мы решили, что будем делать что-то вроде агрегатора, что-то вроде того, что сейчас делает «Медуза» – будем собирать в одном месте новости, касающиеся Сибири. Перепечатывали «Ведомости», «Коммерсантъ». Оформили платную подписку на «Интерфакс» и ИТАР-ТАСС. Это было очень дорого, но Баянов спросил, нужно ли мне это, я сказал, что нужно, он согласился и оплачивал. Однажды меня встретила Елена Почеснева, гениальная журналистка, глава сибирского бюро «Интерфакс», и спросила, во-первых, нравится ли мне их ленточка. (Хотя по цене это была не ленточка, а лентища!) Я сказал, что нравится, а она попросила экономические новости перепечатывать поменьше, потому что Москва начала возмущаться, что много перепечатываем. Кстати, мы всё время ссылались на первоисточники, мы сразу и всегда исходили из уважения к журналистскому труду.

 

И еще сразу появилась идея, что должен быть представлен весь спектр настроения. Чтобы не только официоз освещать, но и какие-то неформальные события. Самыми популярными всегда были новости про Монстрацию. Каждый год мы делали фоторепортаж, я сам всё фотографировал, и каждый год это была самая популярная страница на сайте.

 

Программирование сайта предусматривало ежедневную рассылку, причем там была такая фишка, что подписчик мог отрегулировать время получения. Это было очень круто, потому что все остальные сайты делали рассылку в то время, когда было им удобно. Так как сайт был малоизвестный, мы его только создали, денег на рекламу не было, то я просто набрал электронные адреса из разных рассылок обладминистрации и мэрии, какие смог найти под наши темы, и без спроса их добавил в подписку. В то время спама было мало, я и не знал, что спамлю. Иногда в ответ приходили маты. Но зато у всех была возможность отписаться. Я мог бы сейчас пошутить, что подписка была платной и стала основным источником доходов Тайги.инфо, но нет.

 

Благодаря этой рассылке нас очень быстро заметили в журналистском сообществе, и произошла такая интересная вещь. Ко мне стали обращаться коллеги, присылать просто так фотографии, материалы, видео, чтобы я их опубликовал на Тайге.инфо, потому что у себя они их напечатать не могли. Алексей Мазур так начал с нами сотрудничать, сначала как внештатный, а потом уже как постоянный автор. Он писал аналитические тексты с уклоном в философию, о том, как обустроить Россию, и присылал нам, потому что негде было их публиковать. Было понятно, что перед нами новый Солженицын, причем с более чистой репутацией, чем у Солженицына. Впрочем, до международного признания еще далеко, а так он постепенно превратился в маститого политолога, одного из немногих в Новосибирске.

Или вот знаменитая нецензурная фотография с репетиции Дня Победы, например, как раз не моя. Ее сделал корреспондент «Вечернего Новосибирска», и понятно, что «Вечерний Новосибирск» не мог такую фотографию опубликовать, поэтому он был обречен оставаться скучной малотиражной газетой. А нам показалось, что это иллюстрация городской жизни, фотография с официальной репетиции парада, которая имеет неофициальное измерение.

 

Общий медиафон был в Новосибирске скучный и скудный. По-моему, он и сейчас такой. Мне всегда казалось, что Новосибирск как третий город в стране по населению, один из первых по научному и промышленному потенциалу, «столица» огромного и важного федерального округа, достоин большего количества медиа, чем были тогда и, по-моему, есть сейчас. Мне нравится, что в США есть The San Francisco Times, The Los Angeles Times, The Boston Globe, Chicago Tribune. То есть не только в Нью-Йорке все сосредоточено, а в разных городах. Необязательно всё в столице происходит, как у нас. И вот мне казалось, что в Новосибирске тоже должно быть так, тем более что он проигрывал не только Москве, но и Екатеринбургу, а телевидение наше – так даже и Томску. Выделялся телеканал «НТН-4», конечно, «Континент Сибирь» тогда был неплох, «Новая Сибирь», странички федеральных агентств, но буквально по пальцам одной руки можно было перечислить нормальные, качественные СМИ. На этом фоне можно было выделиться достаточно просто, и мы, как мне кажется, своим неформальным подходом и выделились.

 

Людям было очень интересно. Тогда политическая жизнь была еще достаточно живой, тусовка была очень политизированной, и люди, которые пытались быть политическими аналитиками, сразу обратили внимание на сайт. Всем было интересно, кто за ним стоит. Самые разные звучали предположения, самых разных людей называли в качестве наших учредителей. На нас реагировали живо, на какие-то наши выходки. Иногда бывало, что мы непроверенную информацию давали. Потому что, во-первых, не было времени проверять, во-вторых, не хватало рук, в-третьих, не хватало профессионализма. Мне вообще кажется, что какой-то серьезной школы журналистского мастерства в Новосибирске не было и нет. В некоторых городах она присутствует в более развитом виде, а у нас профессионализма зачастую не хватало. Но люди интересовались, читали, обсуждали. Тогда вообще было другое время, какое-то более демократичное и свободное.

 

В конце 2007 года я решил переехать в Москву. В Сибири всё-таки мало ярких политических фигур и громких событий, катастроф нет, никаких терактов, боевых действий, слава богу, нет. Но это хорошо для жителей, а журналисту – скучно.

 

У меня поначалу была иллюзия, что я буду из Москвы работать с Михаилом Рудневым, которого мы сразу привлекли, как замену мне, и он прекрасно работал. Мне казалось, что Михаил будет делать Тайгу.инфо, а я ему буду помогать, подстраховывать. На самом деле получилось, что я, разумеется, выпал из новосибирской тусовки, из новостного потока, стал плохо понимать, что происходит, и постепенно стал отходить, да и сибирские новости, честно говоря, перестали быть мне интересными.

 

Потом получилось так, что Михаил устал и тоже захотел уволиться. Тогда Баянов и Виктор Чистяков решили формировать полноценную новую команду, позвали Лену Шкарубо. Лена человек энергичный, поэтому она все быстренько взяла в свои руки, и правильно сделала.

Я наблюдал за «Тайгой» и до сих пор наблюдаю. Мне нравилось, как из полукустарного, самодельного сайта она превращается в полноценное СМИ, с командой, с редакцией, с идеями. Гораздо шире получались формат и фронт работы, чем было сначала. Правда, мне не очень нравилось, что Лена от «неформального» начала уходить, мне кажется, в сторону такой серьезной серьезности и даже сухости. Самое забавное, что когда Лена из «Тайги» ушла и сделала «СибФМ», он как раз совсем неофициозный и человеческий получился, и я не могу понять, почему она в «Тайге» не могла делать то же самое.

 

Мне было жалко, что Лена ушла, потому что она действительно очень креативный и энергичный человек, и, когда они сделали «СибФМ», стало жалко, что какие-то из этих идей не были реализованы в «Тайге».

 

Когда пришел Евгений Мездриков, сайт начал меняться под него как под руководителя. Когда коллектив маленький, всегда чувствуется влияние одного человека. Евгению явно интересна политическая журналистика, что не секрет, и было видно, что упор делается на политические темы. А может быть, это не обязательно связано со сменой команд, может, дело во взрослении проекта. С годами Тайга.инфо стала респектабельнее и влиятельнее. Мазур превратился из мыслителя, который живет в избушке в лесу, в такого публициста, который ближе к земле, ближе к чаяньям людей. Его тексты кажутся более адекватными, раньше были совсем философскими.

 

Мне нравится визуальная составляющая «Тайги» – видеопроекты, свои аналитические программы, сюжеты, ток-шоу. Гораздо больше стало своих фотографий. Сайт стал интересней. Ну, он и был интересным. Но раньше это было творчество одного человека, который в чем-то силен, в чем-то слаб, а сейчас стало больше похоже на СМИ, достаточно профессионально сделанное. Это не может не радовать.